Старого Михалыча знали у нас в посёлке все – старик был лучшим пчеловодом в округе, вместе со своей женой они держали огромную пасеку на лесном хуторе, километрах в десяти от нашего посёлка. Хотя во время Великой Отечественной войны старик Михалыч на фронте не воевал, годами не вышел, было ему тогда лет 13, наверное, все знали, что старик, тогда ещё мальчишка, с первого же дня, когда в лесах был сформирован партизанский отряд, партизанил.

Там, в партизанском отряде, Михалыч и познакомился со своей будущей женой – Нюркой. Смешливая девчонка стала верным боевым товарищем Ивана, из них получился отличный пулемётный расчёт. Через все ужасы войны прошли Ванька и Нюрка, но сохранили не только жизни, но и дружбу, которая после войны превратилась в любовь. Когда ребята вошли в года, они поженились и образовали крепкую семью.

Ваня и Нюра работали в колхозе, были на хорошем счету. Ещё в 1960-х годах Иван завёл пасеку, сначала так, пару ульев взял, ради интереса, а потом втянулся, понравилось. Пасека постепенно захватила Михалыча, его уже так к тому времени называли, и в итоге разрослась до 20 ульев.

В 1980-х годах, когда дети у Михалыча и Нюрки выросли, было решено поставить работу на новый уровень – Иван купил старый хутор в лесу, поставил там пасеку на лужайке, и серьёзно занялся пчеловодством. В конце 1980-х годов мёд Михалыча был известен на всю округу, а сами старики каждые выходные продавали его на поселковом базаре, с чего имели неплохие деньги.

Да, а теперь, в 1990-х годах, старики решили поставить дело на широкую ногу, стать фермерами, как говорится – поставили ещё штук 50 ульев, наняли помощника себе. Вот только помощник оказался гнилым человеком, решил он навести на стариков рэкетиров городских, за долю Иудину. Рассказал, что да как, ну, рэкетиры в один прекрасный день и прикатили на двух иномарках к хутору.

— Здорово, сынки, за мёдом приехали? – встретил приезжих старик Михалыч.

— За долей мы, старик, к тебе приехали, будешь теперь нам в месяц платить штуку баксов, а мы тебя защищать будем от бандитов!

— Дык акромя вас бандитов тут никаких и никогда не бывало! – ухмыльнулся дед.

— Короче, дед, через три дня мы приедем, чтобы было шесть косарей баксов за полгода вперёд, иначе сгорит твоя дачка синим пламенем, и ульи тоже в костёр пойдут!

Собрались рэкетиры, да уехали, а дед бабку позвал, да стали они думать, чего делать. Бабка сразу сказала, что милицию нужно звать на помощь, да Михалыч умный был, понимал, что к чему:

— Ну, приедет сюда милиционер, посмотрит, что да как, но не станет же он тут дежурить круглосуточно! А много ли времени надо, чтобы бензина нам на угол хаты плеснуть да спичку поднести? Нет, тут надо самим действовать, помнишь, как мы после войны схрон сделали? Пришло время его откапывать!

Через три дня приехали рэкетиры, как и обещали. Ещё бы, они не приехали, когда такой жирный кусок замаячил на горизонте! Вот только никто встречать братков не вышел, дед с бабкой спрятались на чердаке, да наблюдали за бандитами, подготовив им несколько сюрпризов.

— Эй, дед, выходи, да деньги неси! А не выйдешь, так мы сами возьмём, что нам понравится, а за деньгами всё равно приедем, да ещё тебя и на счётчик поставим! – крикнул главный рэкетир.

Тихо на хуторе, только пчёлы жужжат, да птички лесные поют…

— Пошли, пацаны! – махнул ракой главный рэкетир.

Не успели бандиты пройти пару шагов по тропинке к дому, как раздался взрыв – главарь наступил на мину. Рэкетиры шарахнулись в стороны – рванула ещё одна мина, ещё два человека упали. Оставшиеся в живых кинулись к своим автомобилям. С чердака загрохотал пулемёт Максим – баба Нюра, сохранившая острое зрение, не смотря на годы, работала первым номером пулемётного расчёта, дед подавал ленту.

Буквально за минуты пулемёт изрешетил два внедорожника и Мерседес рэкетиров, ни один из пацанов не ушёл живым…

А деда с бабкой потом оправдали, время тогда такое было, да и сынок помог – полковник милиции. Если бы не сынок, неизвестно, чем бы всё закончилось, скорее всего, посадили бы стариков, такие у нас законы, к сожалению… Хотя, насколько я помню то время, милиция тогда особо во все эти разборки не вмешивалась, им то что, меньше рэкетиров, проще работать.