Меня зовут Мила, а моего мужа Саша. Мы поженились 7 лет назад. Свадьба была пышной и веселой. Гости от души желали нам любви, взаимопонимании и конечно же детей. За ними мы и «поспешили» сразу после свадьбы.

Первая моя беременность була неудачная. Эмбрион застыл в развитии. Как это называют, «амерз». Мы погоревали и продолжили наши старания, но опять все сложилось не так.

Вторая беременность була еще хуже первой — внематочная, а после операции мне винесли страшный вердикт. Я никогда больше не смогу иметь детей. Теперь уже наше горе было безграничным. Мы с мужем очень сильно переживали. стали жить для себя, добро наживать.

Но вот нам уже за 30. У нас есть все необходимое — квартира, дача, две машины. Мы дважды в год путешествуем за границу, но чувствуется в нашем жизней какая-то пустота. Саша первым заговорил об усыновлении.

— «Мила, может, возьмем кого-то с детдома? У всех дети. Все только и говорят о тележках, самокатах и мультиках. Тоже хочется растить ребенка».

— «Саша, я думала об этом, но всё боялась тебе предложить. А ты кого хочешь? Мальчика или девочку?»

— «Мне все равно, но наверное больше хочу девочку. Хочу, как принцессу ее растить».

Я согласилась. Мы стали собирать документы. Наши материальные показатели позволили получить разрешение на усыновление очень быстро. И вот настал тот торжественный день, когда мы поехали в детский дом.

На новорожденного мы не рассчитывали — ждать долго. А вот старших детей там было полно. Когда мы пришли, дети играли на площадке. Став поодаль, начали их рассматривать. Внезапно, я почувствовала, что кто-то тянет меня за руку. Опустив глаза, я увидела белокурую девочку со смешными веснушками.

На вид ей было лет 3-4. Она улыбнулась и спросила меня: «Тетя, а вы случайно не моя мама?». Мое сердце чуть не остановилось. Я даже не знала, что ей ответить, но слезы потекли из глаз и слова сами сорвались с губ: «да, дорогая. Мы с папой пришли за тобой».

Саша взял ребенка на руки, и мы ушли к директору детского дома. Его звали Алексей Павлович. Увидев у нас на руках эту девочку, он покрутил головой с каким-то сожалением и попросил воспитателя забрать ребенка, а нас повел в кабинет для разговора.

— Понимаете, здесь всё сложно. Эта девочка не одна.

Я перебила Алексея Павловича: ну и что? Возьмем обоих. У нее брат?

— Нет у нее две сестры. Они тройняшки. Всех заберете?

Ми с Сашей дружно захлопали глазами. Три одинаковых принцессы. Такое разве бывает? От них отказались родители?

— Их мама наша воспитательница. Молоденькая была совсем, когда забеременела, а тут сразу трое. Вот и не выдержал ее организм. Детей спасли, а ее нет. Младенцы, их никто не взял. Кому нужны сразу трое? А разделять таких нельзя!

— Нам нужны! — уверена сказал Саша. Пойдем. Показывайте уже всех. Как их зовут?

— Маша, Даша и Саша.

Мы поспешили к девочкам. Они сразу отнеслись к нам как к родным. Завалили своими вопросами и рассказами.

Через несколько дней мы уже впятером поехали выбирать нам всем новую большую квартиру. Ведь при нашей уже многодетной семье места нужно было много. Верим, что всё будет у нас хорошо!

Источник